О рыбе, дурнях и плановой экономике

13.01.2010 — Анатолий Лелевкин

В Теории игр есть такая замечательная ситуация, впервые описанная Гарретом Хардином и называющаяся «Трагедией общин». Она наверное знакома каждому IT-шнеку. Примеряя ее на политические события в нашей стране, я придумал удивительную сказку. Которую и хочу рассказать.

В вольном изложении «Трагедия общин»это выглядит так.

Имеется некоторая деревня, оторванная от остального мира. Имеется некий водоем, в котором живет и самовоспроизводится рыба. Селяне, ловя эту рыбу, тем и живут. Чем больше рыбы вылавливается селянами, тем меньше ее остается и тем дольше она воспроизводится. Если каждый член сообщества будет ловить рыбы столько, сколько сможет, спустя определенное время рыба кончится, и умрут все. Если же кто-то из членов единолично прекратит перепотреблять рыбу, это ровным счетом ничего не изменит, только оставит голодным энтузиаста. Увы, и ах, следствием равновесия Нэша для такой ситуации будет смерть всей деревни.

 

Капитализм

Как же это будет выглядеть, допустим, во времени?

Первый этап. В самом начале, безусловно, все, включая собак, будут лосниться от изобилия. Далее, когда рыбы станет меньше, общество начнет разделяться на тех, кто умеет ловить рыбу и тех, кто не умеет. Скажем так, крепкие мужчины будут жить еще лучше, они получат возможность выменивать на рыбу другие блага, а слабые и старики начнут сначала терять все блага, а после умирать от голода.

Второй этап, когда рыбы становится мало. Лишь особо умелые рыбаки будут жить очень хорошо. Остальные будут доедать запасы и нищать.

Третий этап все умерли, выживают особо умелые, но о прежнем изобилии речи уже нет.

Четвертый умерли все. Увы и ах. Как печально.

«Так не бывает»,- спросите Вы? Тогда пара примеров из реальной жизни.

Самый приближенный, это та же самая рыба. Только в Иссык-Куле. Куда делся чебак, который тысячелетиями жил там? Включая последние годы советской власти? Ответ: бездумный, хищнический отлов на заре перестройки. Теперь на Иссык-Куле продают рыбу, привезенную из Бишкека.

Осетр в Каспии. Ситуация аналогичная. От затоваривания рынка черной икрой в 19-м веке, до 10икринок = 1$, в нашем.

Бензин. От почти копеечного в 60-х, до дорогого в наше время. Ситуация с нефтью сейчас находится в переходном этапе от второго к третьему.

И баранья пробка в Бооме этим летом, когда после открытия трассы встретились лоб в лоб два потока пытавшихся «проскочить» по встречной полосе. И вставший колом прокси сервер, где пользователь может увеличить отведённую ему полосу пропускания, увеличивая количество соединений. И олигарх с миллиардами и старушка, считающая копейки у супермаркета. Это тоже Трагедия Общин.

Самое интересное, что любое явление присущее именно капитализму, как то - затоваривание изначально и дефицит потом, описывается этой игрой. Как правило, все такие явления имеют негативный конец.

Что же это получается, то самое безмерное потребление, которое так выгодно производителям-капиталистам, полностью аналогично тому, что происходит в Общине. Человек, отказывающийся потреблять, по большому счету ничего не изменит, а сделает хуже только себе. А поскольку Община никем не контролируется, а если и контролируется, то лицами, заинтересованными в еще большем росте потребления, конец ее очевиден и печален.

 

 

 

Социализм

Приведенная мной ситуация имеет одно-единственное непечальное решение.

Если на каком-то этапе Община, избирает старейшину, прерогатива которого контролировать и лимитировать отлов рыбы, выживают все.

Рассмотрим по этапам.

Первый этап.

Как правило, осознание необходимости избрания старейшины приходит не тогда, когда рыбы хватает всем. Логично предположить, что это случится как раз в начале третьего этапа, в тот момент, когда большинство мужчин племени начнет голодать. Тогда у них хватит сил, воли и «политической сознательности» совершить «акт агрессии» в отношении особо удачливых рыбаков. В завязавшейся драке погибают несколько особо ярких товарищей с той и другой стороны. Причем потери, возможно, будут соизмеримыми, ибо один сытый побьет двух голодных. Но, так или иначе голодных больше и побитые рыбаки вынуждены будут поделиться. Назовем этот этап Революцией.

Так хозяйничают большевики в казачьих станицах

 

Второй этап.

Избрание старейшины. Мудрый старейшина позволит вылавливать самое минимальное количество рыбы, которым только может прокормиться деревня. Потому что он знает, чем больше рыбы останется в озере, тем больше ее родится на следующий год. Мудрый старейшина объявит всю рыбу общей, вся пойманная рыба будет собираться в Фонд, который будет равномерно распределяться между жителями деревни. Более того, голодные люди, не постигшие мастерства ловли рыбы, смогут ловить только мальков у берега, что так же не является наилучшим решением. Поэтому мудрый старейшина заставит ловить рыбу тех самых «удачливых» и оставшихся в живых рыбаков. Потому что они будут ловить самую крупную и хорошую рыбу.

Представляете горе этих людей? Мало того, что у них отбирают все их преференции при прошлой власти, так еще и отбирают все, что поймали они, а взамен дают пару худых хвостов вместо шикарной жирный вырезки, что они привыкли есть. Что они скажут? Их, долетевшие из моей истории слова, можно услышать до сих пор. И о том, как деда, который вставал в пять утра и весь день горбатился на поле, сослали в Сибирь. И о том, как голытьба забрала их фамильную усадьбу, корову, власть. Узнаете? Действительно несправедливо! Но с другой стороны, что оставалось? Либо убить их, чтобы не выловили всю рыбу, либо заставить работать на общее дело. Как назовем наш этап? Правильно. Коллективизация.

 

Третий этап.

Количество рыбы растет и растет. Дневная порция отныне не полхвоста, а целая рыбина. Старики, те, кто поднял бунт, довольные собой уходят в мир иной, оставляя свои детям сытую жизнь после себя. Рыбная ловля становится обыденным промыслом каждого жителя. Потому что родители их помнили, что значит не уметь ловить рыбу. Тех, кто отказываются трудиться, наказывают розгами. Общество счастливо, ропщут только лентяи и…

Тут и там слышится тихий скрежет зубов детей «умелых рыбаков», они смакуют в узком кругу истории о том, как убили их отцов. Они и детей растят в постоянной ненависти к новой власти. Назовем этот этап Оттепелью.

 

Четвертый.

Плохое быстро забывается. Уже никто не вспомнит историю трагичного бунта. А если и вспомнят, то как-то искаженно. Злодеев, объедающих свой народ, уже нет, и, по мнению большинства, никогда не будет. Внуки «революционеров» поедая по 5 рыбин в день даже представить себе не могут, что когда-то могло быть иначе. Им даже надоедает всеобщая уравниловка. Выделиться нечем. Ты ешь 5 рыб и тот, кто ловит весь день, ест 5 рыб. И тот, что с горем пополам потирая разбитую задницу дремлет в воде, тоже ест 5 рыб. Назовем этот этап Застоем.

Пятый

А тем временем. Внук одного из самых «умелых рыбаков», выросший с ненавистью к новой власти и к своей деревне, но далеко не глупый человек, помогает избираться старейшиной одному из тех дурней, что не хотели работать, а сам, чтобы лишний раз не светиться становится его верным другом и покровителем. Как он это делает? Очень просто. Сытые и разобщенные люди голосуют кто как, а некоторые даже не приходят на выборы, предпочитая поспать в теньке. Только те самые внуки, выросшие в тихом скрежете зубов, дружно голосуют за дурня. Никто ничего не заметил. Даже те, кто заслушивался вечерами рассказами бабушек о подвигах дедов.

Что же он будет делать? Он объявит на радость дуракам, что отныне ловить рыбу всем вовсе не обязательно. Отныне каждый ловит рыбу только для себя, а не сдает ее в общий фонд. Под общее ликование заявит, что рыбы хватит на века вперед. И? Правильно, забросит свои обязанности и будет целыми днями лежать на бережку озера, кишащего рыбой. Назовем этот этап Перестройкой и децентрализацией экономики.

Что будет дальше? А дальше сытые дурни нескоро заметят огромные сети, появившиеся в их озере.

В следующих статьях мы рассмотрим другие ситуации из Теории Игр, а так же соседство нескольких общих с разным строем.

 


 

Теги: коммунизм, размышления

Назад